Марат стал папашкой | Черняков | прикольные истори из жизни и путешествий



Приколы из жизни НАШИХ за бугром

Марат стал папашкой

Выпуск номер 42. (03.11.2001)

Привет тебе, читатель!

Я как-то уже говорил о том, что моя сестра - краткость. Ну вы меня поняли. Сегодня лучше мне побыть краткостью. Я никогда не любил перепечатывать чужие рассылки у себя. А сегодня просто решил - и перепечатал. История - замечательная. Мне очень понравилась. Я подумал, а вдруг и вам понравится, почитайте душераздирающий, но оптимистичный выпуск номер 17 рассылки Марата - "Американский дневник. Взгляд на Америку изнутри". (Маленькое примечание, жена у Марата -американка.)



Горести и радости. (17 октября 2001)

В начале было слово... Нет, в начале был телефонный звонок, со словами "Врачи сказали..." Нет, до этого была поездка в Walgreen для покупки "Testa"... Нет, до этого еще были подозрения. А до подозрений было, ой, что было..., но я об этом не буду, иначе рассылку надо будет переводить в другую категорию.

В общем, опосля звонка жена сказала в трубку: "Анализы положительные, что будем делать?". Все, шок и выпадение в осадок крупными хлопьями. В общем, выяснилось, что у меня будет ребенок. Жена беременна. И не немножко, а очень даже конкретно. А тут еще Фаррух (старый друг) приехал. А я еще и безработный. А мне только сделали операцию аппендицита. Очухались, пришли в себя. Разобрались во внутреннем мире и в планах на будущее. Ребенку быть.

А дальше начался фильм ужасов. Опять со звонка жены на работу. На работу. "Марат, тебе надо поговорить с доктором. Врач на второй линии, будем говорить втроем"... "Должна Вам сообщить, у Вашего ребенка, вероятно, синдром Дауна". От падения под стол меня спасли только ручки заслуженного и засиженного кресла. "Трисомия-21?", - робко попытался я что-то уточнить. "Она самая. У Вас хорошие познания". (Про себя: "В гробу я видал эти познания, у белых тапочек"). Но волноваться не советовали. С нами еще проведет собеседование психолог. Даст нам рекомендации для родителей с ребенком с синдромом Дауна. "Я НЕ ХОЧУ ДАУНА!!!". А кого это, на фиг, волнует? Шок, анализы, еще анализы. Поездка во Фримонт. Собеседование с врачом. Да, анализ по белку альфа-бета-нуклео-протезит дает положительный результат, а по белку бета-альфа-нуклео-протезит дает еще более положительный результат. Положительнее некуда. Итого, все три теста дали положительные результаты. Но ПРЕДокончательный, УЗИ даст более полную картину. А потом будет взятие амниотической жидкости с проверкой хромосомного набора, это уже окончательный диагноз.

Все в прострации, ходим как сомнамбулы. Я, жена и теща. Для такого УЗИ надо ехать в Сан-Хозе. В назначенный день поехали. Приехали, там какая-то супер-пупер УЗИ установка. Стали смотреть, врач туда-сюда поглядел. Позвоночник нормальный, органы пульсируют, сердце бьется, ребенок палец большой сосет (на картинке, действительно, видно!), видимо, все хоккей, есть надежда, жидкость сейчас будем брать. Вытаскивают шприц, небольшой такой шприц, а иголка... Длиной с небольшую шашлычную палочку. Отобрали участок, куда ребенок не заглядывает. Жена отвернулась, теща выскочила в коридор, я, как загипнотизированный, следил, как иголку воткнули в живот. Ужас. Взяли жидкость. Мутная, аж неприятно. Все, до свидания, проведем анализы, позвоним.

А до анализов пара недель. За это время разговариваю и выясняю информацию. Информация. Совокупность этих трех тестов дает указание на синдром Дауна с вероятностью в 1/54. 1 к 54!!! Это же почти один процент! Д!!!!! Б!!!!!! П!!!!! Да это же почти ноль!!! Если все эти три еханые теста дают положительный результат, то вероятность Дауна меньше, чем один к пятидесяти. Мне хотелось орать, хотелось разнести эту клинику со всем ихниным Саном-Хосеом в баню и к черту на Кулички.

Через 2 недели нам, наконец, сообщили результаты, даже картинку прислали с хромосомами. Полностью здоровый ребенок! Хромосома № 21 представлена 2 штуками, как и должно быть, а не тремя, как при Дауне, за что и называется трисомия-21. Кто подскажет, куда пойти и получить разрешение на покупку огнестрельного оружия? Уничтожить это осиное гнездо! Вместо того, чтобы сказать типа: "Вы знаете, у нас есть некоторое подозрение на синдром Дауна, давайте мы на всякий случай проверим?", в лоб бьют фразой: "У Вашего ребенка, видимо, синдром Дауна". "Почувствуйте разницу", - называется кино. Убивать врачей жена отговорила, в Америке за это могут, оказывается, и в тюрьму посадить, а в тюрьме бывают не только деревянные, но в виду особой цивилизованности, есть даже и электрические стулья. В Калифорнии никого не казнили с тыща нацатого года, но как-то не хотелось создавать прецедента.

Ну, дальше обычная картинка - ожидание, стремительное набирание веса, утренние рвоты и вечерние расстройства. Один раз был вообще прикол. Сидим, разговариваем, никого не трогаем. Тут супруга и говорит: "Марат, представь, внутри меня сейчас находится твой ребенок", и в этот момент ее начало очень мощно тошнить. Когда вернулась после "вызывания Ихтиандра" из туалета, я спросил: "Это тебя от мысли такой стошнило? Я и не догадывался, что вызываю в тебе такие чувства". Шутки шутками, но были и другие забавы. Например, приставания с вопросами, к которым, при всей моей воистину ангельской терпеливости, привыкнуть невозможно: "Я слишком толстая, ДА?", "Почему ты сегодня с работы вернулся на надцать минут позже?" (ехал из Сакраменто в Хейворд, ровно 100 миль, по дороге еще такие пробки бывают...). "Почему ты ездишь в Сан-Франциско? У тебя там кто-то есть?" (ну, нет в Хейворде русских магазинов, а мне русской еды иногда хочется!). В общем, обычные нервные расстройства беременных. Сколько нас мужиков через это прошло. А некоторые еще и по несколько раз.

Самым верхом была побудка в два часа ночи посредством толкания в плечо с гробовым голосом: "МАРАТ, МАРАТ, МАРАТ!!! Ты еще покупаешь голубцы в том русском магазине?", - 2 часа ночи!!! - "Покупаю", - спросонья, ничего не подозревая, промямлил я. "А почему?" - "Кушать я их люблю, есть такой грешок". (Голубцы там, действительно, классные, как домашние). "У тебя там что-то с той продавщицей?" - "Какой такой продавщицей? Я спать хочу, отвянь!". "Ну, с той, что тебе глазки строила, когда я зашла, она еще свирепая была?". "..., и ..., слушай, дай поспать, мне в 6 вставать и ехать к черту на кулички!". "Нет, ты мне лучше сейчас правду скажи, по-хорошему", - ласковым, хорошо поставленным голосом обер-штурмбанфюрера третьего ранга из четвертого отделения гестапо вопрошает жена. И так в течение 40 минут. Три ночи подряд.

Были совместные походы на курсы по рожанию, нас там учили правильно дышать и правильно рожать, мы внимательно слушали (я большим делом усиленно боролся с сонливостью, на что уходили все мои малые силы, так что от курсов в голове отложилась только какая-то мешанина). Училка была размером с семилетнего ребенка сама, мать троих детей, очень приколисто было слушать. Модель ребенка была в виде маленького негритенка. Натурального размера. Жена сказала, что у нас ребенок именно такой. Я ей посоветовал быть крайне осторожной, если ребенок окажется таким же чернокожим.

У жены ярко проявлялось гнездовое поведение. Мебель и вещи в детской комнате постоянно перемещались. Детская кроватка постоянно переезжала из детской в спальню, обратно в детскую, тут теща купила еще одну кроватку, ее надо было поставить в спальню, а старую на первый этаж, чтобы ребенок мог спать и на первом этаже. При этом кроватки требовалось разбирать и собирать, т.к. в дверь они не влазили, даже боком. На надцатый раз я хлопнул кулаком по столу ("так, что муха, которая сидела на краю тарелки, вздрогнула от Неожиданности" - не мое), и сказал, что если вопрос о перемещении кроватки поднимут еще раз, я разломаю ее к черту. Жена расстроилась и начала производить перемещения кроваток самостоятельно. В конечном итоге одну кроватку сломала сама, вообще без моей помощи, вторую переместили еще пару раз, и, наконец, выжившая окопалась в детской. Милые читательницы. Если я что не так описал, вы уж не обижайтесь на меня, пожалуйста. Уже давно известен факт, что мы, мужики, глуповатые и ограниченные существа. Я, так сказать, как типичный представитель сообщества, отразил наше ограниченное и глуповатое видение данного процесса.

Ну, вот, подошел обещанный срок, - 2-е октября. Рожать мы решили вместе. Я-то не очень настаивал, боялся как три помидора, но супруга строго посмотрела на меня, и все стало ясно. "Колхоз дело добровольное - хочешь - вступай, не хочешь - расстреляем". Жена рожать и не чешется. Первые роды, говорят, многие перехаживают срок. Ждем-с, перехаживаем тоже. Переходив почти 2 недели, было решено роды провоцировать. Провокацию, как и войну, запланировали на раннее воскресное утро, чтоб никто не догадался. Вечером, в субботу моя жена заявила, что хочет рожать "прямо сейчас". Стала звонить в местный госпиталь "Кайзер" (для тех кто не читал предыдущие выпуски). Ей там сказали, что если есть желание, можно и сейчас. Я спать хочу, не могу, целый день готовились, убирались, и т.п. Приехали, зашли. На нас удивленно посмотрели, куда рожать? Ничего не готово, работой перегружены до не могу, а тут еще мы. Я, радостный, говорю "ехали домой", говорю, ан нет, рано радуюсь, нас сейчас осмотрят, введут какие-то лекарства, чтобы организм был готов. Из "нас" осмотрели, почему-то только мою жену, на меня плевать все хотели, вот она дискриминация-то, ну, да ладно, поглядели, послушали, пощупали, дали лекарства. Все это медленно и долго, с 7 до 11 продолжалось удовольствие, в госпитале холодно как в холодильнике (интересно, они хотя бы зимой отключают кондиционеры?). На улице теп Поставили капельницы, ввели "окситоцин" или "окситоксин" уже и не помню, подключили к аппаратам. На аппаратах видим пульс ребенка, пульс матери, частоту схваток, давление и т.п. Посидели. Потом еще посидели, потом еще немножко посидели. Схватки не усиливаются. К жене приехала подруга, мы с тещей поехали покушать, погуляли по магазинам чуток. Вернулись. Изменения на лицо - схватки прекратились. Жена уже плачет и хочет домой. Говорим с врачами, врачи побурчали, но решили разрешить идти домой. 14 часов под капельницей, на этом самом "окситоцине" - сильнейшем средстве. Рожать никто не собирается.

Вернулись домой. В понедельник на работу. Работа встречает и поздравляет молодого папашу. Папаша еще, оказывается, и не папаша. Прошел понедельник, настал вторник. Я на работу, жена с тещей в госпиталь. Та же история, жена читает книжки, звонит по телефону, на обед я сорвался, приехал и часа 2 просидел с ней, вернулся на работу. С тещей договорились, что я заеду домой, возьму кое-что, приму душ, отдохну, может даже чуть вздремну (теща настояла) и приеду. Буду сидеть ночь.
Есть у моей жены замечательная привычка - звонить каждые полчаса. Пока был дома, позвонила дважды. Все нормально, чувствует себя хорошо, схваток не наблюдается. Полез в душ. Из душа слабенько услышал, как опять зазвонил телефон. "Нет, хватит, дайте хотя бы душ принять".

Домылся, оделся, спустился в гараж. Звонит сотовый. Беру. Теща: "Ей сделали кесарево, врачи сейчас борются, чтобы спасти ее жизнь и жизнь ребенка!" "ЧТО??!!", - она ж 15 минут назад со мной разговаривала. "По дороге осторожней!!", - крикнула теща напоследок в трубку. "Конечно, буду спокоен как Кутузов", - только и подумал я, вылетая задним ходом из гаража. Все эти повороты, знаки "Стоп" пролетел. Дальше, дальше. Впереди огромный грузовик, занял всю дорогу. Скорость 40 миль. Объехал по обочине. "Сам козел", - мысленно ответил шоферу грузовика. Дальше. На фривей, вперед. Скорость, скорость, скорость. 105 миль в час. 170 километров. Наверное, больше не надо. Я не знаю, как ведет себя машина на такой скорости. Держу ее только на прямой. Зашел доктор, сказал, что на пока все хоккей. К жене можно зайти. Ломанулись. Жена лежит, глаза туманные, её всю трясет. Как от холода. Ничего она не понимает. Задает несвязные вопросы. Трясет очень сильно, я ее сжимаю, пытаюсь успокоить. Спрашивает, как сын, видел ли я его. Я бесстыже вру, говорю, что видел, и все нормально. Она не верит.

Произошло следующее. Схваток не было весь день. Потом, в один момент, вдруг начались сильнейшие схватки, даже не схватки, а одно единое и мощное сжатие. Организм стал пытаться отторгнуть. У ребенка резко упал пульс. Состояние стало резко критическим, смерть ребенка могла наступить через несколько минут. В этот момент с обедом зашла очень опытная сестра. Узрев такое, она бросилась в крик и переполошила всё отделение, все бросились на спасение. Операцию делали одновременно 3 хирурга, 2 анестезиолога и медсестер немереное количество. По записям, операция началась в 7.24. В 7.25 извлекли ребенка. Вот такие скоростя. О косметике толком никто уже и не думал. Жена стала потихоньку приходить в себя, я бросился в детское отделение. Влетаю, мне к ребенку. Медсестра говорит, врач сейчас с ним работает, сейчас выйдет. Врач, китаец (опять китаец?), выходит, говорит, пока все нормально. Ребенок родился, не дышал, пульс нитевидный. Через минуту пульс восстановился. Легкие искусственно вентилируют. "Можно, мне к нему?". Конечно, можно, но сначала вымыть руки. Не просто вымыть, а специальной губкой со щеткой, с мылом, долго, долго их натирать. Между пальцами и под ногтями. Вымыл. Мне на руку надели какой-то бадажик с именем моей жены с непонятной добавкой "Male". Наверно, чтобы меня не потеряли. Я это дело потом сфотографировал. В смысле, это как пропуск к младенцу. К детям родителей здесь допускают сразу. Зашел. Лежит малыш, ворочается, весь в проводах и в трубках. Доктор говорит, что они будут проверять деятельность мозга, печени, почек, желудка. Включили свет, сын недовольно поморщился, стал беспокойно водить руками и ногами. Что ж, реакции нормальные, кому нравится то. Вернулся к жене. У нее все нормально, уже полностью пришла в себя, не дрожит. Рассказал еще раз, что все нормально. Вернулся к малышу. Пощекотал пятку ему. Щекотки он боится. В папу... Все, больше не буду щекотать, и никому не позволю. Тут сынишка начал дергаться и выплюнул трубку из горла. Все всполошились "Сам выплюнул!" и стали следить по приборам за уровнем кислорода. 98, 97, 96, 98, 99, 98, 99, 99. Все, он дышит сам, трубки ему не нужны. Боец! Это уже в маму. Малыш не спит, а озирается по сторонам. Ну, пока все слава богу.

Вернулся к жене. Сидим с ней. Жена очень слабая, швы очень большие. Супруга начинает требовать посетить сына. "Куда, он же там, а ты должна лежать!". Нет, я хочу, и все. Успокоить невозможно. "Хочу, хочу". Пошел на переговоры с медсестрами. Нельзя. Она требует медсестер, переговоры шли полчаса. Наконец, медсестры согласились, что ее на кровати (они у них с приделанными капельницами, кнопками, и т.п., и на колесиках) подвезут ее к детскому отделению и покажут ребенка через окно. Отключили все, что можно, поехали. Показали ребенка через окно. Новые требования "хочу туда". Туда, кровать не влезает. Повезли в палату. Сидели до 12 ночи. Жена клюет носом, но спать отказывается. Наконец, засыпает. Мне до этого дали подушку, сказали, что я там, в одной комнате могу на диванчике прикорнуть. Т.к. жена заснула, я решил поехать домой, и позвонить всем своим. Что я и делаю. Влетаю домой, включаю компьютер, названиваю по необходимым телефонам, сканирую первые фотографии, хочу отправить по емеле. Отсканировал, но размер г. В больнице все опять на ушах. Жена требует, чтобы ее пустили к ребенку. На кровати уже не отвезут. Только в кресле-каталке. Я, прекрасно помня, как я себя чувствовал опосля операции по аппендициту, прекрасно понимаю, что это, мягко говоря, невозможно. Невозможно опять-таки для нас, мужиков. Нет ничего невозможного для матери. Привезли каталку, жена с трудом слезла с кровати и села в коляску. И это через 6 часов после операции! Повезли к малышу. Сын, услышав ее голос, тут же начал вертеть головой. Дали маме на руки, он затих на руках и стал смотреть на маму. "Вот ты, какая, мама". "И как ты такой большой у меня внутри умещался?". Сын, действительно, не очень маленький. 53 сантиметра и четыре килограмма (20.5 дюймов и 8 фунтов 8 унций). Потом и мне дали на руки. Медсестры там - Ничего другого и желать не надо. На двоих детей одна сестра, от них не отходит, постоянно отслеживает, кормит, моет, выполняет все, что надо. Когда заходишь, очередная дежурная сестра подходит, представляется, говорит, что, если есть вопросы, чтобы не стеснялись.

В больнице пробыли 3 дня, ребенок полностью здоров, очень спокойный. Рядом можно громко разговаривать, делать, что угодно, спит спокойно. Можно даже музыку ставить. Привезли домой. Ехал осторожно как никогда. Тем более машина была моей жены, я уже отвык ее водить. Теперь нам дома не нужны часы. Малыш все время спит, но ровно, каждые 3 часа начинаются истошные требования еды. Жадный до еды, аж жуть, это тоже в папу. Чтобы вытащить соску, чуть ли не ногой надо упереться. Иначе не отдаст. Так и боремся с переменным успехом. А когда не спит, лежит и глядит по сторонам. Слава богу, очень спокойный. Не любит только, когда подгузники меняют. Вопль мощный. И негодование. И мстит по-своему. Проверишь подгузники, все чисто, но уже прошло часа 3-4, надо менять, только снял подгузник, отвернулся на секунду, он тут же начинает поливать окрестности маленьким фонтанчиком. Матерясь, все вытер, обтер, надел подгузник, сынишка невинно скосил глаза, напрягся, и выложил наисвежайшую кучу в наисвежайший подгузник. Операция повторяется по циклу. Вот такое маленькое чудо. Лежит, ручками и ножками водит туда-сюда, глазами хитрющими оглядывает окрестности, глаза у него все время такие, будто он нашкодил что-то, и усиленно создает вид, что он тут ни причем.

Ну, в общем, я полез в нюни и сопли, писать о сыне можно бесконечно. Давайте, скажем "хорошо, что все хорошо заканчивается", и чтобы у всех все хорошо заканчивалось. И поменьше всем проблем. До следующего выпуска, искренне Ваш,

Марат


До встречи!



blog comments powered by Disqus