Не могут железки сами стрелять! | Еврейтор - прикольные истории израильской армии



Не могут железки сами стрелять!

Ljon'chik


Начнем с небольшого, но необходимого экскурса в оружие.

В чём разница между автоматом/автоматической винтовкой и ручным пулемётом? У автомата, например, АК, в заряженном состоянии затвор уже вогнал патрон в дуло и там его запер. При выстреле, затворная рама под воздействием газов отлетает назад вместе с затвором. Затвор забирает с собой пустую гильзу, и выкидывает её из автомата. Затем пружина толкает затворную раму вперёд, вместе с ней движется и затвор, забирает из рожка новый патрон и вгоняет его в дуло. Автомат готов к следующему выстрелу. У ручного пулемёта, например, Узи, всё проще. Затворная рама и сам затвор являют собой одну деталь. В заряженном состоянии она находится сзади. При нажатии на курок она движется вперёд, загребает из рожка патрон, вставляет его в дуло, бьёт по капсуле и отлетает назад, забирая с собой гильзу. Узи готов к следующему выстрелу.

В своё время довелось мне быть зам.командира курса сержанток. В подготовку девушек включался курс по обращению и стрельбе из Узи. И вот, в один прекрасный день появляюсь я часов в одиннадцать в тире, где наши курсантки уже часа два палят из этого кошмарного изделия израильского военпрома. На входе в тир наблюдается следующая картина: около горько плачущей девушки склонилась ком.отделения и пытается её утешить. Недоумевая, я захожу в тир, где и получаю разъяснения от ком.взвода - курсантка пыталась стрелять из Узи, но каждый раз, стоило ей его зарядить, как он начинал непроизвольно пускать очереди, пока не кончались патроны. Понятное дело, за этим объяснением последовало моё "не может быть", затем - попытка укротить этот чёртов ПП и, наконец, моя капитуляция. Ощущение потери контроля над оружием трудно с чем-нибудь сравнить. Убийственная мощь, которой ты привык с такой лёгкостью управлять, вдруг перестаёт подчиняться тебе и действует по одной ей понятным законам. Это даже не страх, а что-то ближе к священному трепету.

Н-да. Разрядив "неукротимый" ствол, я помчался в оружейную.

"Чё надо?" - уставился на меня Меир, старший оружейник, - "Все что твоей роте полагается, я тебе уже выдал."
"Вот," - я положил перед ним злосчастный Узи, - "Сам стреляет."
Меир презрительно уставился на меня.
"Тридцать лет!" - сказал он, и шарахнул Узи об стол, - "Тридцать лет я разбираю и собираю эти железяки. Не могут они сами стрелять! Третья, на фиг, модель! Не могут!"

С этими словами он закрепил "железяку" в тиски, передёрнул, и снял верхнюю крышку.
"Смотри сюда." - продолжил он и вставил 2 пальца туда, где должен был торчать верхний край рожка. - "У третьей модели здесь есть специальный предохранитель, который не позволяет ей непроизвольно стрелять!"

"Кляц!" - сказала третья модель и попыталась выстрелить двумя пальцами Меира. Узи весит 3 кг. Из них треть - вес затворной рамы. У Меира нашлось много чего сказать по поводу килограмма железа, силой возвратной пружины вогнавшего его пальцы в дуло. "Третья модель" были его единственными цензурными словами. Я и не подозревал, что на иврите можно так ругаться. Пальцы выталкивали обратно шомполом, под местным наркозом.

И последнее. В фильме Шварцнеггера "True lies" есть следующий эпизод: Джэйми Ли Кёртис роняет Узи, который от удара об пол начинает стрелять и перебивает всех террористов. За точность стрельбы ручаться не могу, но то, что стрелять от падения он будет - вне всякого сомнения.



blog comments powered by Disqus