Апокалипсис | Еврейтор - прикольные истории израильской армии



Апокалипсис.

Ljon'chik


Август 1999 года. Ваш покорный слуга исполняет должность зам.командира курса сержанток на 80-ой базе. Не знаю, с чем у вас ассоциируется Август 99-ого года, но мне это напоминает только об одном - о солнечном затмении.

Какой хай стоял во всей доблестной АОИ по поводу этого явления природы! Из Генштаба вышел приказ, строго запрещавший личному составу армии выходить из крытых помещений во время затмения. Эту гениальную мысль объяснили в Генштабе стремлением не допустить повреждения зрительного аппарата солдат, которые, будучи под открытым небом, наверняка захотят поглазеть на солнечную корону. На следующий день после оглашения приказа на нашей базе со склада строительного взвода исчезли все сварочные маски. Справедливости ради надо сказать, что после затмения их вернули.

Итак, 11 Августа, 11 часов утра, я, как всегда опаздываю на совещание у зам.командира базы, а посему несусь в направлении его вагончика не обращая внимания абсолютно ни на кого. Вот она, заветная дверь! Уже нажимая на ручку, я слышу за спиной окрик: "Лейтенант, вы почему под открытым небом?!" И тут я допустил ошибку. Мне бы не обращать внимания, да проскользнуть в приёмную зама, а там, под защитой его секретарши, никто меня и не тронет. Вместо этого я сдуру повернулся и увидел в 10 шагах от себя Амсалема, старшего прапора "моей" половины* 80-ой базы. Амсалем являл собой типичнейшего из всех типичных прапорщиков. Не отличаясь интеллектом, он наизусть знал приказы непосредственно относящиеся к дисциплине военнослужащих и руководствовался ими во всех случаях жизни. Вдобавок он был религиозен, носил кипу и был страшно суеверен. Я до сих пор убеждён, что он почитал всякую власть "ибо от Бога дана", что включало в себя и его собственную власть тоже.

"Куда?!" - заорал Амсалем и распахнул дверь своего кабинета, - "Давай ко мне, живо!"

Глубоко вздохнув, я поплёлся в его сторону, по пути свыкаясь с мыслью, что к заму я уже не попаду, и мне, скорее всего, за это дело попадёт. Мысли мои были прерваны возгласом: "Быстрее, пошевеливайся!" со стороны прапора, который топтался в дверях, с нетерпением поглядывая на часы. Как только я пересёк порог, он захлопнул дверь, дважды повернул ключ в замке, уселся в кресло и разразился тирадой по поводу невыполнения приказов Генштаба, угрозы здоровью и конца света. В слова его я практически не вслушивался, поэтому, когда он в первый раз упомянул гору Мегидо ("Хар Мегидо", Армагеддон) я не обратил внимания. Но чем дальше несло Амсалема в его проповеди, тем больше он распалялся. Под конец он взял с полки огромный том каких-то священных писаний и принялся мне им (томом) или ими (писаниями) угрожать.

Внезапно он замолчал и с ужасом поглядел в окно. На улице быстро темнело.
"Вот оно!" - затрепетал Амсалем, -"Вот он идёт!"
"Кто идёт?" - поинтересовался я, смутно подозревая, что речь шла о Мессии.

Прапор не отвечал. Он врубил на полную мощность кондиционер, забился в кресло и забормотал: "Шма, Исраэль, Слушай, Израиль, Господь наш Бог, Господь один."

На этой молитве его заклинило. Я чувствовал, что его воображение рисовало ему картины одну страшнее другой, и вполне достигло того этапа, на котором дракон, пожирающий солнце, перестаёт быть мифом... Но это из другой религии. Между тем Амсалем, скрючившись в кресле, закрыл лицо руками и не на секунду не прерывал своего бормотания. "Слушай, Израиль," - доносилось до меня, - "Слушай, Израиль, Слушай, Израиль..." "Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза!" - мысленно продолжил я.

Несколько минут спустя, когда Ра победил, наконец, в своей борьбе с Осирисом... черт, опять не та религия, короче, когда закончилось затмение, я потихоньку отпер дверь и вышел на улицу. За спиной я слышал радостные возгласы Амсалема, не вполне ещё отошедшего от пережитого им конца света.

По пути обратно в роту мне встретился Коля, кладовщик, парень с золотой головой на плечах, окончивший школу с одними сотнями**. Задыхаясь от смеха он сообщил мне, что решил, в честь затмения, устроить небольшой опрос. Вопрос, который он задавал всем встречным офицерам и прапорщикам был прост - что кружится вокруг чего, Земля вокруг Солнца, или наоборот? Результаты, по Колиному мнению, были поразительны - более 70% опрошенных ошиблись. Я лишь улыбнулся - после увиденного мной "конца света", меня уже было ничем не удивить.

*база 80 разделена на 2 части, у каждой - своё командование.

**в школах Израиля оценки от 0 до 100.

ЗЫ: фамилия прапора изменена, но кто там служил, наверняка его узнает.



blog comments powered by Disqus