Трамвайные истории. История 1. Лихие девяностые | Черняков и его дневник

 

Трамвайные истории. История 1. Лихие девяностые

18.12.2015

Здесь вот со всех сторон говорят, что поездка на трамвае – это так романтично, это так классно. Как жаль, что в Виннипеге нет трамвая. Согласен ли я? – ну, не знаю, где там романтика. Однако у меня тоже есть некоторые истории связанные с трамваем. Сейчас расскажу.

История первая:

Лихие девяностые

Дело был зимой, в родном городе Смоленске. Год был то ли 91-ый, то ли 92-ой. Мне, соответственно, было то ли пятнадцать, то ли шестнадцать лет. Гулял как-то я в окрестностях района Поповка. Что делал там? – не помню, но не в этом суть истории. Для полноты картины хочу ещё добавить, что одет я был, как и полагалось быть одетым в девяностых годах реальному пацану, зимой, в Смоленске. Самое главное, это вязаная шапка, чёрная строительная фуфайка с поднятым воротником, и яркий шарф, завязанный одним узлом поверх воротника.

В общем дело шло к вечеру, пора было и в Киселёвку (район мой) возвращаться. Пешком домой топать – свет не близкий, да и в падлу мне. Как вариант – можно на трамвае, но трамваи никогда по-человечески в Смоленске не ходили. Можно опупеть дожидаясь трамвай часами. Но если честно, то лучше опупеть на остановке, чем бодро топать в соседний район на своих двоих.

И вот картина маслом, выхожу я из-за угла. Смотрю, а там вдалеке к остановке трамвай подъезжает. Не, ну что за скотство? То часами этих трамваев нет, а то вот он уже там. Ну не мог он на пару минут позже подъехать. Я же не добегу, не успею, он уедет. А следующий когда? Или добегу? Или нет, не добегу? И тут я прибавляю шагу. Или добегу? Или нет, не успею? Смотрю, а вагоновожатый, пацан молодой, мне руками машет. Ещё так машет, мол, давай, беги быстрее, стою же, жду только тебя.

И я побежал. Лечу сломя голову. По снегу. По льду. В фуфайке. А трамвай стоит. А я бегу. А трамвай стоит. И вот, когда я уже подбежал практически вплотную к дверям, это водило-чмо закрыло двери прямо перед моим носом. Заржал и поехал. Вот же тварь какая!

Я смотрю в след уходящему трамваю и понимаю, что если я это чмо сейчас оставлю ненаказанным, то я себя потом уважать перестану. Не по-пацански это. А в шестнадцатилетнем возрасте вопрос самоуважения – он наиважнейший. И я опять побежал. Да, опять побежал, прямо посреди дороги, прямо там, где рельсы идут. Бегу за этим грёбаным трамваем. И лёд, и снег, и фуфайка эта долбанная. Всё пофиг, в глазах ненависть, перед глазами только трамвай.

А чё? Молодой был, бегал быстро. Догнал я этот трамвай, и запрыгнул в заднюю дверь второго вагона. Сел отдышаться, а то аж лихо стало. На следующей остановке перебежал из второго в первый вагон, ну и дальше пошёл прямиком к кабине водилы. Постучал в стекло. Тот посмотрел. Я этот взгляд никогда не забуду. Такое впечатление, что он не меня, а приведение за дверью увидел. Хотя в его ситуации, привидение было бы более предпочтительно, чем разъярённый я.

Ну а теперь вот если по-честному. Ну догнал я трамвай. Молодец. Но что я могу этому водиле сделать? Он там запёрся и сидит. Испугался, конечно, но опять же, как его вытащить? Не стекло же бить? Решил для начала хорошенько попугать это дурака, ну а там видно уже будет.

Развязал шарф, расстегнул пару верхних пуговиц фуфайки, засунул руку за пазуху, сделал морду как у убийцы, и хриплым голосом сказал: «Ну всё, тварь, доигрался. Сейчас мы доедем до конечной, и там, на кольце, я тебя ссуку порешу нахрен».

Понятно, что у меня за пазухой на самом деле ничего не было. Но ведь водила об этом не знал! А быть у меня могло всё что угодно. В те годы у всех за пазухой хоть что-нибудь да было, и нож, и кастет, и кусок арматуры – выбирай не хочу. Самые оригинальные ходили с нунчаками. У особо продвинутых и пушка запросто могла оказаться. Вы спросите, а что тем временем делали другие пассажиры? Ведь всё это было у них на глазах. А всем всё пофиг, время такое было. Все морды в окно отвернули, и вроде это их как бы и не касается даже.

И вот мы приехали на остановку «Улица Петра Алексеева», конечная. Дальше только кольцо в поле, где я и грозился порешить этого клоуна. И пока я размышлял о том, что на самом деле я буду с ним делать, а вариантов на самом деле было не много, то ли в морду бить, то ли ногами метелить, как эта тварь от меня взяла и ускользнула. Он открыл двери для пассажиров, я отошёл в сторону, чтобы выпустить людей, и тут эта хитрая сволочь выскочила из кабины, и с криками «Помогите! Убивают!» убежал метров на сто от трамвая.

И вот стою я один в пустом трамвае. Бегать за тем мудаком по улице мне было откровенно лень. Я его и так напугал до смерти. Уже хорошо. Я аккуратно заглянул в кабину. Сел на его сиденье. Если честно, всегда хотелось порулить трамваем, прямо мечта детства. И я уже было поехал, но вовремя одумался. Хоть и трамвай это, но всё равно, дело потянет на угон, а это уже статья.

Оглянулся. Слева сбоку стояла сумка этого сраного героя. Из сумки торчал термос. Открыл. Полный термос горячего чая. В сумке были ещё какие-то вещи, и бутерброды. Нет, я не воровал. Я полтермоса чая вылил обратно в сумку, а вторую половину разлил по водительскому сиденью. Понимаю, конечно, что это как-то мелочно всё и не серьёзно, но лучше уж так, чем совсем никак.

Застегнул фуфайку, затянул шарфик узлом, надвинул вязаную шапку на глаза, вышел из трамвая, руки в карманы. С чувством вселенской справедливости потопал домой.

На сегодня всё. Остальные истории расскажу на днях.



blog comments powered by Disqus