И кто из нас не местный? | Черняков и его дневник

 

Трамвайные истории. История 2. И кто из нас не местный?

19.12.2015

Продолжу рассказывать истории о трамваях и Смоленске (а начало здесь).

История вторая:

И кто из нас не местный?

Эта история произошла со мной на тот момент, когда я уже года четыре официально прожил в Израиле. Кстати, а в Израиле тогда трамваев тоже не было. Да и история не об Израиле и не совсем о трамвае. Сейчас начну рассказывать, а там дальше вы сами уже, что к чему поймёте.

И так, мне надо было срочно лететь из Израиля в Смоленск. По уму надо было лететь до Москвы, а оттуда уже поездом за шесть часов добираться до Смоленска. Но билетов на Москву в наличии не было, а мне надо было срочно. Оказалось, что на сегодня есть билеты только до Питера. Ну, думаю, лучше сегодня до Питера, чем неизвестно когда, но до Москвы.

Самолёт приземлился в Пулково. Оттуда поехал в сам Питер на вокзал. Опять же, прямых билетов до Смоленска не оказалось. Можно было доехать до города Орша, что в Белоруссии, и там перекантоваться на вокзале до утра, а там уже любым проходящим до Смоленска. Так и поехал.

И вот после бессонной ночи, рано утром выползаю я на платформу города Орша. Выгляжу вообще экзотично, небритый, от израильского солнца чёрный как папуас. В общем, стою я такой, совсем не славянин, и жду поезда своего. Тут ко мне на встречу медленно подваливает какой-то мутный дядька. В годах такой, хмурый, болезненная худоба, все руки в наколках аж живого места нет. Сразу понятно, этот мужик в своей жизни ещё те университеты прошёл. Мужик достал пачку папирос. Закурил. Сплюнул. И так немного с наездом у менмя спрашивает:

- Ты куда едешь?
- В Смоленск еду.
- А сам-то ты откуда будешь?
- Из Смоленска я.
- Не, я спрашиваю, где ты родился?
- В Смоленске я родился.
- А хули ты мне пиздишь? У тебя же по морде видно, шо ты не русский.

Вот спрашивается, вот чего он до меня доколупался? Я же русский. Ну хорошо, на половину русский. Что, мало что ли? И чего он хочет? Нет, в тот момент страшно мне не было. Махаться бы я с ним не стал, а бегаю я хорошо. Если что, он бы меня хрен догнал. На всякий случай держал между нами в пару шагов дистанцию. Следил за его руками.

И правильно делал, что за руками следил. Смотрю, мужик начал незаметно со спины наперёд перетягивать свою сумку на ремне. Ну знаете, такая сумка была почти у всех старшеклассников в 80-ых годах. На ней ещё эмблема «Олимпиада 80» нарисована. Смотрю, молнию приоткрыл. Я слегонца напрягся, и уже приготовился стартовать. Но мужик в сумку не полез, руку убрал. Через несколько секунд из сумки появилась морда жирного старого кота. Он явно до этого спал, и теперь недовольно щурился. Мужик тем же голосом с наездом продолжал:

- Это брат мой, Василий. Ты знаешь, где мы с ним от звонка до звонка?
- Ну я догадываюсь, что не с курортов вы едите.
- И ты мне после этого ещё пиздишь, что ты из Смоленска?

Где связь? Где логика? Ну не то, что мне это было очень надо, но я решил, что лучший способ защиты, это встречный наезд. По-прежнему держа дистанцию, теперь уже я сам с наездом у него спрашиваю:

- Ты сам то откуда будешь?
- Да знаешь, где я с Василием десятку...
- Нет, я не спрашиваю, где вы с котом...
- С братом!
- ... хорошо, с братом. Я не спрашиваю, где вы там свой червонец чалились. Ты сам откуда родом будешь?
- Со Смоленска.
- Ну, тогда скажи мне, мужик, Киселёвку район знаешь?
- Ну знаю.
- Седьмой номер трамвая знаешь?
- Знаю.
- Давай, кто из нас не сможет назвать все остановки седьмого трамвая от Киселёвки до вокзала, тот и не местный. Будем по очереди называть, одну за другой. Идёт?

Мужик вытащил окурок изо рта, сплюнул, запихал жирную морду кота обратно в сумку, закрыл молнию, и к моему удивлению согласился:

- Ну давай, умный, проверим.

И вот стоим мы с ним, и по очереди перечисляем остановки. Даже весело стало в какой-то момент. Мы уже прошли с ним всю Киселёвку, удачно перечислили все остановки Поповки, не доезжая до площади Смирнова свернули в сторону Никольских Ворота, вышли на Большую Советскую, минуя Успенский собор спустились к Днепру, и доехали до Колхозной площади.

Его очередь была назвать следующую остановку. И вот он смотрит на меня, моргает и молчит. И вдруг я вижу в его глазах некое подобие испуга. Я вижу страх. Панику. Ясно дело, забыл мужик следующую остановку. И тут до меня медленно доходит, что я и сам не помню, какая там остановка дальше. Визуально помню, а название вылетело из головы. И если он её сейчас не назовёт, то обязательно о ней спросит меня. А если я признаюсь, что я и сам не помню, то всё равно получится, что я не русский, не местный, не смоленский. Нет, для меня это не вариант.

Мы оба смотрим друг на друга, молчим, лихорадочно вспоминаем. Он, походу, тоже просёк, что я не помню, но всё-таки очередь называть остановку была за ним. И вдруг нас как током обоих одновременно ударило! Мы с ним разом, громко, подражая противному голосу вагоновожатой, как закричим...

«ЖЕЛЯБОВО! ВАГОН ИДЁТ ДО ЖЕЛЯБОВО! ДО ЖЕЛЯБОВО!»

... и оба заржали.

Мужик такой стоит, сияет, и говорит.

- Ну чё, земляк, вижу ты свой, смоленский. Только всё равно на вид ты какой-то не русский. Ну да бог с тобой. Пора мне.
- Да всё нормально. Ты себя береги, ну и Василия тоже береги.

На том и разошлись.

На сегодня всё. Есть ещё на памяти пару историй, потом расскажу.



blog comments powered by Disqus