Трамвайные истории. История 3. Хозяйке на заметку – как отстирать губную помаду | Черняков и его дневник

 

Трамвайные истории. История 3.
Хозяйке на заметку – как отстирать губную помаду

17.01.2016

И в завершении ещё одна история о трамваях и Смоленске (а начало здесь и здесь).

История третья:

Когда-то, давным-давно, я жил в Смоленске, был старшеклассником, и у меня была подруга. Прекрасная девушка во всём. Один лишь недостаток - она жила в другом районе города. Не так, чтобы далеко, но пешком на такие расстояния ходить как-то влом.

Однажды мы договорились, что я вечером за ней заеду, и мы отправимся куда-нибудь в город прошвырнуться. Это сегодня, когда старшеклассник говорит, что «я за тобой заеду», может вполне означать, что взять машину и заехать. В начале девяностых за своей подругой я мог заехать только на трамвае.

И так, был погожий осенний вечер. Я накинул свою застиранную до белизны джинсовую куртку, и отправился к ближайшей трамвайной остановке. Мы жили как раз возле конечной «Улица Петра Алексеева». Пришёл я на остановку и сразу понял – последний раз трамвай здесь видели минимум часа два тому назад. Ладно, идти пешком всё равно впадлу, спешить мне некуда, поэтому стою вместе со всеми и жду чудес.

Чудеса не случались долго, но вот прошёл час, и трамвай пришёл. Двери отворились. Всё, начался вавилонский писец – толпа ринулась разом во все двери. Задние заносили в трамвай передних, размазывали их по стенкам, и уплотняли пространство до состояния монолита.

Я молодой, шустрый, у дверей оказался одним из первых. Меня сзади подхватила толпа и начала заносить в заднюю дверь трамвая. А мне чё? – мне пофиг. Я пацан не дохлый, за спиной много лет занятий ушу, первые походы в тренажёрный зал. В общем, со мной ничего не станется, не тресну, заносите меня и несите, я не против. Одно пожелание, когда будете прижимать к кому-нибудь, то пусть это будет симпатичная мягкая во всех смыслах девушка, а не бухой дядя Вася отстоявший смену у токарного станка.

И вот меня несёт. И тут я замечаю перед собой хрупкую девчушку. Ну знаете, такое несчастье, а не девушка. Ростом она чуть выше моего локтя, дохлая, бледная, аж насквозь светится. Я подхватил её под руки, а то не ровен час, её затопчут как хомячка, и ни кто даже плакать по ней здесь не станет.

И нас прижало к стенке прямо напротив двери. Ну как прижало? Я только и успел вперёд выставить клешни и намертво упереться в стену. Несчастье зажмурилось от страха, и в первый момент даже дышать перестала. Вокруг неё образовалось некое подобие спасительного пространства. Позади стена, спереди Саша, а за Сашиной спиной ад и дикая толпа народа, которая напирала и напирала с каждой последующей остановкой. Благо мы стояли прямо напротив двери.

Мне, конечно, было смешно, на неё глядеть. Но с другой стороны я понимал, если у меня дрогнут руки – её легче будет закрасить, чем отскрести. Понимала это и она, видели бы вы, как она на меня смотрела.

- Спасибо вам – прошептало несчастье.
- Не боись, продержимся.
- Я могу вам чем-нибудь помочь?
- Апельсины есть?
- Нет, а зачем?
- Если бы были, можно было бы ими жонглировать?
- Зачем?
- Чтобы мне не скучно было. А то походу я тут скучаю, удерживая толпу за спиной.

Закатила глаза, вздохнула. Так и ехали.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Вообще понятие «рельсы» подразумевает что-то прямое. В этом и заключён смысл сего инженерного сооружения. Может быть, где-то это и прямо, но не в Смоленске. Во всяком случае не везде. Во всяком случае тогда. Я давно в Смоленске не был, не знаю как там сейчас. Так вот, на очередной кочке трамвай хорошенько качнуло, и моя новая знакомая проехалась по мне лицом. Всей своей ярко алой помадой, по моей светлой джинсовой куртке.

- Ой, извините, я не хотела!
- Ой да не переживай, может никто и не заметит.
- Ну, я всё-таки переживаю.
- Переживаешь о том, что твой хахаль теперь меньше помады съест?
- Ну что вы. Я за вас переживаю. А для своего парня я ещё раз накрашусь, у меня с собой.
- Это хорошо, только давай уже не здесь, а когда выйдешь.

В какой-то момент она попросила меня проводить её до дверей. Там реально три шага надо было пройти. Но эти шаги давались не просто. Как мог, прикрывая её от толпы, дотолкал до дверей и отправил восвояси, в целости и сохранности. Через пару остановок вышел и сам.

Уже темнело. Времени прилично прошло. Сначала трамвай ждал, потом ехал, потом ещё пешком бежал. Спешил, блин. Ведь краля же моя меня поди заждалась. Поди все глаза проглядела у окна.

Прибежал. Звоню в дверь. Открывает.

- И где ты был?
- Спешил! Во аж запыхался пока бежал. И всё с мыслями о тебе.
- Ой да ладно. Небось опять со своими подругами со двора у себя там по подъездам зависал.
- Ты не справедлива.
- Зато не дура. Я тебя знаю.
- Тогда скажи мне, если ты такая умная, как можно помаду отстирать от одежды?
- Ой, а что там знать? Пока не засохла, надо взять хозяйственное мыло…

И в этот момент, она переводит взгляд на мою куртку и аж обрывается на половине слова. Повисла зловещая пауза. Краля медленно подняла голову и посмотрела мне в глаза, потом опять на помаду, и опять мне в глаза, а через них прямо в душу. Прищурилась. У меня аж всё похолодело.

- Руками помада отстирывается, понял?
- Не очень…
- А и не важно. На сегодня можешь быть свободен.

Дверь захлопнулась.

Нормально, да? Ну не пропадать же вечеру, который так хорошо начинался. Опять на трамвай, и поехал обратно в свой район. Домой идти не хотелось. Пошёл в соседний подъезд. Поднялся на второй этаж и позвонил в знакомую дверь.

- О, Сашка, привет!
- Ирка, у тебя мыло хозяйственное есть?
- Есть.
- А чай?
- И чай.
- Я зайду?
- Так ты за мылом или за чаем?
- Я к тебе.
- Ну давай, заваливай уже. Рассказывай, чего у тебя там опять..?



blog comments powered by Disqus