Ушу при смоленском горкоме комсомола

 

Ушу при смоленском горкоме комсомола

31.05.2016

Пару дней назад, в Фейсбуке, я упомянул об одном сюжете из своего детства, о том, как мы с другом на тренировку ходили. Много чего интересного потом вспомнилось. Сейчас и вам расскажу. И да, начну, как это принято, издалека.

Дело было в моём родном городе Смоленске. Я не помню точно, сколько мне тогда было лет, но думаю лет тринадцать. Это самый конец восьмидесятых. То самое время, когда только-только открылись видеосалоны. Приуменьшать не стану, поэтому скажу, что тогда для нас видеосалоны стали реальным окном в совершенно другой мир - западный мир. Нам, детям постсоветской эпохи, такое доселе даже и не снилось. Нельзя сказать, что эта волна информации меня изменила коренным образом, но отпечаток наложила вполне себе увесистый. Чего стоит только эротическая озвучка Эммануэль в исполнении Володарского. Старина Фрейд наверно много бы отдал, чтобы сейчас обсудить со мной эту тему.

Я не верю, но вдруг кто-то не помнит, кто такой Володарский.

Но видеосалоны были не только окном на запад, они так же были окном и на восток, в Азию. Здесь ничего не надо объяснять, только имя – Брюс Ли. Все остальные пояснения и объяснения будут лишними, и не стоят вашего внимания. Вы меня поняли. Каждый из нас, мальчишек, в глубине души мечтал стать таким же (ну или почти таким же) крутым , как Брюс Ли, уехать в Шаолинь, и постричься в монахи. Ради этого мы готовы были пожертвовать всем (кроме возможности ходить и смотреть на голые сиськи Эмануэль). Но мечты оставались мечтами и дальше никуда не продвигались.

И вот однажды до меня дошла весть, что в Смоленске открывается секция Ушу, и занятия будут проходить неподалёку в 11-ой школе. Я, прежде всего со своим лучшим на свете другом Пашкой, тут же решили, что идём заниматься. С нами пошли ещё несколько друзей. Кто-то ушёл сразу, кто-то позже пришёл, и сразу ушёл. Однако мы с Пашкой ходили всегда, и я не помню, чтобы хоть по какой-то причине пропускали.

И вот наше первое занятие в клубе «Тай-Ян». Я до сих пор не знаю, что это означает. Так вот, мы, детишки, пришли в спортзал, и встали в строй как на физкультуре. Было заметно, что в углу разминались какие-то здоровые пацаны. Видно, что они занимались давно. Некоторых из них я знал, кто-то был из старших классов нашей школы, кто-то из соседнего двора. В общем, мутные какие-то пацаны. И ещё на нас так поглядывали надменно и свысока.

И вот пришёл наш главный тренер. Звали его Геннадий. Фамилию точно не помню, по-моему Скрячин, хотя могу и ошибаться. У него было красивое чёрное кимоно, и это сразу произвело на нас мальчишек ВАУ эффект «как в кино». Он много про себя рассказывал, что занимался много и основательно. Мы верили. Я вот сейчас, уже по пришествию более чем 25 лет могу обдуманно сказать, Гена действительно был профессионалом своего дела.

Потом Гена нам представил своих мутных пацанов. Как оказалось, с ними он уже занимался давно, а вот секцию для нас решил открыть только сейчас. Потом эти пацаны, с каменными, как китайская стена лицами, показали нам некоторое подобие показательных выступлений. Это были как спарринги, так и тао ( это комплекс движений и позиций, типа каты в каратэ). В завершении представления, как финальный аккорд, Гена сам вышел и красиво раскидал всех своих учеников. Это была частично постановка, но и особых поблажек Гена им не давал. Удары были заметно чувствительные. Надо отдать должное тем мутным пацанам, даже тени эмоции не мелькнуло на их лицах. Отхватывали, терпели, снова отхватывали, и снова эффектно падали. Перчатки на руках? Шлем? Защитные накладки? – не смешите меня. В те времена о таком даже не слышали.

И вот представьте себе, что вся эта красота и экзотика востока происходит не где-то там по видику, а вот прям наяву, прямо здесь и сейчас, прямо в метре от нас. Неистовый восторг. Нечего и говорить о том, что мы, пацаны, уже в первый же день увидели себя мастерами Ушу, и Брюс Ли нам уже не казался таким уж недостижимым.

После того, как Гена раскидал всех своих старых учеников, он обратился к нам, зелёным детям, с глупым вопросом: «Кто-нибудь хочет выйти попробовать?». В спортзале воцарилась тишина. Как на контрольной по математике под наблюдением самого директора школы. Сами понимаете, что дураков смелых не нашлось. Все потупили глаза в пол. Но герой нашёлся. Только один из нас поднял руку и сказал: «Готов выйти и попробовать с вами подраться». Взрослые пацаны посмотрели с любопытством. Гена явно не ожидал, но улыбнувшись сказал: «Ну, выходи, раз такой смелый». Все новенькие посмотрели на безумца, и проводили его взглядом, словно на эшафот. Кстати, забыл добавить, что этим безумцем был я. О чём я в тот момент думал – ума не приложу, но выглядело эффектно. И да, я уже с детства понимал толк в эпатаже.

Я вышел. Гена улыбнулся и молниеносно дал мне в тычку. Я прям с двух ног и рухнул на мат ака глиняный колосс. Не то, чтобы очень больно было, но и не слабо. На этом мой первый и последний спарринг с мастером ушу был завершён. Гена дал мне руку, помог подняться, сказал, что я молодец, борзый, и велел обратно встать в строй. Не знаю как насчёт больших пацанов, но в глазах новобранцев я точно сыскал себе респект до небес. Хотя вру, не было тогда такого слова «респект», тогда я сыскал себе «уважуху»!

Так прошёл первый наш день. А потом начались регулярные занятия. В очередное занятие мы сдали деньги, и получили форму. Такое чёрное как бы кимоно. Конечно, не такое крутое как у Гены, но всё-таки. Одевалось через голову, и подпоясывалось верёвками. Выдали футболки с драконами.

Черняков Chernyakov
Это я в футболке. Со спины она реально красивее. И да, я был вот таким дрыщом в детстве.

Вот это всё, я ещё раз повторюсь, для нас пацанов было великим сокровищем. Нам ещё предлагали покупать брошюрки с комплексами, но мы не видели никакой нужды в этой бюрократии. Тогда Гена пришёл, и сказала, что покупка брошюрок из «необязательной» стала «обязательной». Пришлось регулярно и на это отстёгивать деньги. Любопытная деталь, занятия Ушу я себе оплачивал из своих собственных денег, которые добывал разными интересными способами. Откуда у двенадцатилетнего пацана деньги? - это отдельная история, и о ней как-нибудь в следующий раз.

Кстати о Гене и его мутных пацанах. Мы их почти никогда не видели. Они с нами не занимались. Занятия с нами проводил один из его пацанов. Кстати, тоже очень толковый, и в отличие от остальных учеников Гены, даже совсем не мутный. Сергей его что ли звали? – не помню точно. А Гена со своими навещал нас очень редко. Видно было, что он чем-то занят, а чем – мы тогда знать не могли.

Занятия у нас проходили по три раза в неделю по два часа. Плюс один день в неделю два часа на «жестокие игры». В обычные дни вся тренировка делилась на три части. Первые сорок минут мощная разминка с силовыми упражнениями. Это и отжимания на кулаках, на запястьях, на трёх пальцах, на одной руке. Приседания на одной ноге. «Римский стул». Любые баловства (мы же дети были, это естественно), наказывалось очередной серией силовых упражнений. Следующие сорок минут, у нас уходило на изучение комплексов, и отработку движений и ударов. Хоть что-то, что было похоже на настоящее ушу. И завершающие сорок минут были самыми интересными – спарринги. Мы делились по парам и мутузили друг друга все сорок минут. Каждые пять минут менялись напарниками. Разумеется, пытались применить то, что изучали в предыдущей сорокоминутке, старались красиво и эффектно бить руками и ногами. Однако, откровенно говоря, мы всё-таки больше дрались, чем занимались китайским боевым искусством.

Чтобы совсем друг друга не покалечить, у нас на руках были тонкие войлочные накладки. Типа валенки нарезали на полоски шириной в ладонь, пришили к ним резинки, и вуаля – перчатки готовы. Я не знаю, как они смягчали удары, но такое ощущение, что не смягчали вообще. Хуже того, если удар по носу приходился по касательной, то этот войлок как наждачка кожу с кончика носа стирал. И всё. Сразу чихать, сопли и слёзы. Уж лучше бы в тычку прямо, чем вот так вот по касательной.

Я не берусь судить, насколько далеко наши занятия были от настоящего классического китайского Ушу. Однако должен признать, что если на протяжении нескольких лет ходить по три раза в неделю, и каждый раз драться по сорок минут, то такой навык бесследно не проходит. И удары становятся мощнее, и реакция развивается, и хитрость, и коварство. Может это и не совсем настоящее ушу, но за столько лет тренировок, драться мы таки там научились отменно. Что да – то да.

Как и говорил, ещё у нас раз в неделю был день «жестоких игр». Это когда мы делились на две команды и играли в мячик. Правила простые – мячик должен оказаться в воротах любой ценой, и хоть поубивайте друг друга. Других правил не было. Мы там такую куча-малу устраивали в битвах стенка на стенку, что аж страшно вспомнить.

Иногда правила усложнялись, нужно было посадить на плечи к себе своего друга, и бегать вот так вот с ним по залу. Я был тогда ещё тот дрыщь, кожа да кости, а вот мой дружище Пашка вполне себе таким плотным крепышом был. Он вполне лихо бегал со мною сидящим у него на шее.

Смоленск школа 34 урок физкультуры Грищенков Белоусов Иванов Журавченков Юрченков
На этой стрёмной школьной фотографии с урока физкультуры, Пашка стоит второй справа. Не маленький такой.

И вот настал час расплаты, мы поменялись местами. Я даже немножко успел с Пашкой на шее побегать. А потом, то ли я споткнулся, то ли ноги у меня узлом завязались. В общем, не удержала меня матушка-земля, и я с двухметровой высоты прямёхонько приложил Пашку башкой об деревянную лавку. Помните, на уроке физкультуры, в спортзале, такие длинные тяжёлые деревянные лавки? Вот об такую его и грохнул.

Скамейка, что удивительно, не пострадала. Но Пашка! Пашка – железный человек, только молча лоб потёр, и даже ничего мне не сказал. Не знаю, есть ли связь, но и до этого случая в школе Паша хорошо учился, а после этого вообще начал учиться просто отлично. Так, на всякий случай, чтоб вы знали, он девятый класс закончил с одними пятёрками в году!

Вот так мы и занимались. У нас были, конечно, и что-то типа экзаменов. Приходил Гена, мы перед ним показывали комплексы, устраивали спарринги. У нас даже была гуманитарная часть. Нам под это дело пытались подвести какую-то философскую основу, и заставляли зубрить разные умные тексты. Вот такой например.

«Если вы искренне стремитесь к миру во всём мире, то каждый должен воспитывать в себе дух неагрессивности.

Целью военного искусства является не поражение соперника, а победа над самим собой. Не осуждай других и не питай к ним ненависти. Бояться нужно только недостатка искренности в самом себе.

Ждите от военного искусства не развития силы, а справедливости, не победы над врагом, а победы над собой (используя верные принципы). Затем, когда вы отточите своё искусство, не будет необходимости добиваться поражения противника. Он будет послушен вам, и вы почувствуете, что вокруг вас нет врагов.

Остерегайтесь собственного тщеславия. Знайте, что оно приводит к поверхности мышления и дёшево купленному компромиссу с вашими идеалами, а между тем природа безгранична.»

Вот такой вот трактат мы зубрили перед экзаменом. Хочу особо обратить ваше внимание, что я нигде в интернете не видел этого текста. Может плохо искал, но не нашёл. Гена говорил, что автор этих слов кто-то из великих, но я подозреваю, что и он сам мог такое сочинить.

Ну так вот, по результатам экзаменов выдавалось удостоверение. Это вообще была моя первая «корочка» в жизни.

Смоленск федерация ушу тай-ян

Смоленск федерация ушу тай-ян Черняков

Смоленск федерация ушу тай-ян Черняков
Здесь на фотке видно, что я малость уже подрос, и уже не такой дрыщ как на первой фотке.

А потом как-то всё закончилось. Не помню почему, но позанимались мы года 3-4, и всё закончилось. О Гене я больше ничего не слышал. Потом началась какая-то политическая движуха в городе. На одной из листовок на подъезде я увидел Гены портрет, походу он куда-то там пытался баллотироваться на уровне городского собрания.

А потом мне исполнилось восемнадцать лет, и я уехал жить в Израиль. Уже живя вдали от Смоленска, до меня стали доходить интересные слухи о том, чем на самом деле являлась наша секция ушу. По этим слухам выходило так, что Гена и его особо продвинутые ученики были в Смоленске одними из первых рэкетиров. Так сказать бандиты нового формата образца постсоветской эпохи. Секцию Гена открыл по двум причинам – легальная крыша для его организации, вторая – выращивание достойных учеников, чтобы было потом из кого набирать пополнение в его быстро растущий, так сказать, бизнес. Но сами помните, какие тогда были времена в первую половину лихих девяностых. По тем же дошедшим до меня слухам, Гену нашего просто пристрелили. Перестреляли и всех его мутных пацанов. Из его первых учеников в живых остался только один, тот, который нас тренировал. Он с ними никогда не ездил на «работу». Умным парень оказался, потому и живым остался.

Вот такая история. Своим детям я рассказываю, что в детстве занимался настоящим Кунг-Фу. Слово ушу они знают, но звучит оно не так круто. Хотя, в принципе, это одно и то же. Навыки, которые я получил в детстве на тренировках, несколько раз по жизни мне хорошо помогали. Кое-что я помню и сейчас. Пашка, до сих пор вспоминает тот удар об лавку, но всё больше, чтобы поржать надо мной. Потому, что Паша, до сих пор мой самый большой друг.

И в завершении. Удивительны и неисповедимы пути воспоминаний. Вся эта история из моего детства нахлынула на меня после просмотра вот этого видео.



blog comments powered by Disqus